Головна Аналітика Банкротство: о реальном и идеальном

Банкротство: о реальном и идеальном
Неділя, 15 квітня 2012, 08:53

Банкротство: о реальном и идеальномТему банкротства невозможно раскрыть без откровенного разговора со специалистом в этой области. Такой разговор о самых актуальных проблемах сферы банкротства и ее законодательное регулирование "Правовая неделя" имела с арбитражным управляющим, президентом Союза кризис-менеджеров Украины Павлом Михайлиди.

Требуется белиз конфиденциальная регистрация оффшора? Узнайте подробнее на urafinance.com.

- Как вы в целом оцениваете новую редакцию Закона "О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом"?

- Моя оценка этой редакции очень негативная. Мы постоянно критиковали тогда еще законопроект, но, к сожалению, нас просто не хотели слышать. Я предупреждал, что с такой работой они подставляют реформаторские идеи Президента Украины, так оно и получилось.

- Почему?

- Во-первых, этот документ не достиг главной цели - реформировать институт банкротства, который превратился в обман кредиторов и государства. По сути, сегодня в банкроты идут предприятия, которые уже не имеют имущества, после продажи которого нужно рассчитываться с кредиторами, поэтому и статистика расчетов печальна. А чтобы обеспечить защиту прав собственности и создать условия для инвестиционной заинтересованности большего обращения денег в экономике, социальной защиты работников и т.д., надо имуществом предприятий гарантировать инвесторам и контрагентам возврата их денег в случае возникновения рисков в экономике и сделать так, чтобы это имущество не исчезло еще до процедуры. Таких гарантий новая редакция, к сожалению, не дает.

Во-вторых, под прикрытием дерегуляции, уменьшению стоимости процедуры банкротства и сроков, появляются новые коррупционные схемы перераспределения собственности. Например, разработчики Закона считают, что необязательность оценки имущества уменьшит затраты на процедуру, а передача имущества в течение определенного периода каким-то компаниям по управлению вообще ставит под удар институт банкротства. Кто будет владельцем этих управляющих компаний и что будет с имуществом банкротов дальше, кто будет отвечать за него?

- Сейчас Минюст работает над поручением Президента по заполнению пробелов в этом документе. За что бы Вы посоветовали чиновникам взяться в первую очередь?

- Я рекомендовал бы вообще переделать этот закон, но понимаю, что сделать это сегодня не так просто. В первую очередь советую пересмотреть порядок продажи имущества банкротов и реализовать схему, согласно которой гарантировать кредиторам защиту их интересов путем невозможности вывода активов кризисных предприятий до возбуждения производства по делу о банкротстве. Обязательно надо пересмотреть и порядок регулирования деятельности арбитражных управляющих, поскольку от лицензирования отказались, а другую модель регулирования не ввели.

Есть еще несколько важных вопросов, таких как порядок удовлетворения требований кредиторов и гонорарная политика арбитражных управляющих. Непонятно, почему расходы арбитражных управляющих и их гонорар за работу поставили в один ряд с платой работникам предприятий, какое отношение имеют расходы на оформление документов для продажи, хранения имущества во время процедуры, оплату услуг специалистов, привлекаемых арбитражным управляющим для выполнения своих функций, в задолженности по заработной плате работников.

Дело в том, что согласно Закону требования кредиторов погашаются пропорционально их размеру в одной очереди. Почему же арбитражный управляющий должен недополучать за свои расходы? И самое важное: чтобы минимизировать злоупотребления во время процедуры, нужно сделать с арбитражного управляющего служителя закона, а не прислужника кого-то из кредиторов или должника. Для этого следует ввести достойную гонорарную политику с мотивацией, гарантированной в результате выполнения определенной работы, а не пожеланий и требований по "откату" некоторых кредиторов. То, что арбитражному управляющему прописали дополнительное требование, которое он может получить лишь в четвертую очередь, - профанация. Дело в том, что, по статистике, у нас третья очередь не погашается в полном объеме, поэтому арбитражный управляющий снова будет искать гонорары вне закона. Не могу поверить, что это непонятно нашим законодателям. Видимо, кому-то выгодно, чтобы белого не было, выгодно превратить его в черное, теневое и всем с этого жить.

- Какой вы видите идеальную процедуру банкротства?

- Это прежде всего досудебная санация, но для нее необходимы законодательные механизмы и гарантии возможности реализовать договоренности с кредиторами до введения процедуры банкротства. В самой процедуре банкротства должны быть защищены интересы собственников предприятий: они также могут ошибаться, назначая менеджеров, которые и доводят предприятие до краха. Но каждый имеет право исправить ситуацию и контролировать процедуру банкротства своего предприятия.

Арбитражный управляющий не должен зависеть от кого-то в процедуре. Он должен получать вознаграждение в соответствии с условиями и сложностью работы, но правосудие должно происходить на основании духа закона, а не судебной практики, которая создает право внутри права и зачастую противоречива. Лучше, когда процедура банкротства четко регламентирована, каждый знает свои права и обязанности и является ответственным. Идеальная процедура банкротства - это возможность для кого-либо в процедуре банкротства рассчитаться с кредиторами должника, пусть предприятие снова работает, платит налоги и создает рабочие места. Ведь именно это главное для экономики государства, а не передел собственности. Именно в движении денег в экономике заключается выгода для каждого гражданина.

- Новая редакция Закона существенно повлияла на институт арбитражных управляющих. Охарактеризуйте изменения в этом направлении.

- И здесь не все так хорошо, как говорят некоторые эксперты, ссылаясь на механизмы саморегулирования, которых там просто нет. Ситуация с регулированием деятельности арбитражных управляющих значительно ухудшилась. Со всей страны мы получаем от практикующих арбитражных управляющих информацию о том, что они с нового года, сразу после введения в действие настоящего Закона, уйдут с рынка. Государство останется только теми арбитражными управляющими, которые являются "своими" и готовы на все за минимальную вознаграждение. Это очень плохой звоночек. В частности, если сегодня арбитражный управляющий, у которого по разным причинам аннулировали лицензию, еще имеет право обратиться в экспертно-апелляционный совет при государственном органе по вопросам лицензирования и защитить свои интересы от ошибки чиновника-контролера или какого-либо "заказа", то с нового года такой возможности не будет.

- С начала года Минюст взялся проверять деятельность арбитражных управляющих. Что говорят по этому поводу ваши коллеги? Какова истинная цель проверок?

- На самом деле Минюст выполняет полномочия государственного органа по вопросам банкротства и проверяет арбитражных управляющих на соблюдение лицензионных условий, которые, кстати, качественно изменились по инициативе того же государственного органа. Проверки проводятся как плановые, так и внеплановые - по жалобам участников процедур банкротства.

Главная цель проверок - контроль за соблюдением законодательства по вопросам банкротства, и это нормально. Но как Минюст может проконтролировать членов своих комиссий в регионах? Предыдущая практика всем известна: с одной стороны, Нерадивый арбитражный управляющий предлагает взятку проверяющим, а с другой - иногда чиновник делает все возможное, чтобы ему предложили взятку.

Теперь Минюст также качественно изменил порядок контроля и делает все возможное, чтобы минимизировать такие ситуации, которые раньше были систематическими. Я не слышал о случаях "решения" вопросов или каких-то "заказах" на аннулирование лицензий. В экспертно-апелляционный совет поступили уже первые жалобы. Следует изучить, что там случилось, и можно будет делать первые выводы о качестве проверок. Хочется верить, что они "чисты". Потому, скажу откровенно, качество профессии, как и многое другое в нашем государстве, оставляет желать лучшего.

- Имеет ли вообще государство осуществлять глобальный контроль профессии? Считаете ли вы допустимым существование института арбитражных управляющих на принципах саморегулирования?

- Государство должно заниматься делами социально незащищенных слоев населения, повышением обороноспособности, строить мосты, магистрали, создавать условия для развития экономики, а не вмешиваться в нее. Нигде в мире государство не разрабатывает стандарты деятельности на одном рынке, кроме особо опасных, и там также при участии бизнеса. Государство не контролирует качество работ, оно задает рамки. А остальным - разработкой стандартов, правил деятельности, обеспечением контроля за их выполнением - занимаются саморегулируемые организации. Государство лишь создать условия для этого.

Саморегулирование не является лобби или чьей-то прихотью, это обязательный элемент рыночной экономики. В мире, например, Международные стандарты бухгалтерского учета принимает именно Международная организация бухгалтеров и аудиторов. Союз кризис-менеджеров Украины последние пять лет предлагала Минэкономики, бывшему государственному органу по вопросам банкротства, изменить лицензионные условия деятельности арбитражных управляющих, а государственный орган нас не слышал. Нам как профессиональному обществу было жаль, что эти условия имеют всего три пункта. Этим часто злоупотребляли и портили репутацию профессии. Поэтому считаю, что это не обсуждается: только саморегулирование может навести порядок в профессии и изменить лицо арбитражных управляющих и процедуру банкротства в целом.

- А как вы оцениваете институт банкротства физических лиц?

- Только удовлетворительно. Государство с развитием экономики втянула граждан в хозяйственный оборот, дав ипотеку и потребительское кредитование, а своеобразной "подушки" не предоставила. Произошло то, что произошло: многие граждане в результате мирового финансового кризиса остались без работы, и реальное банкротство привело к случаям самоубийства. В развитом мире на этот случай есть соответствующая возможность стать банкротом по закону.

- Почему тогда вы не предлагали реализовать институт банкротства во время реформы законодательства о несостоятельности?

- Дело в том, что вводить граждан в систему несправедливого банкротства, в которой оказались юридические лица, с несовершенным регулированием деятельности арбитражных управляющих, всем спектром злоупотреблений при реализации норм законодательства о банкротствах, - это преступление, это хуже, чем то, что есть . Сначала надо навести порядок в общем институте банкротства, изменить лицо профессии кризис-менеджера, сделать систему регулирования прозрачной и создать механизмы саморегулирования и только потом вводить эффективный институт финансовой реструктуризации и банкротства физических лиц.

Георгий Яцунский